Статистика
Главная
Медицина
Школа Болотова
Поиск решения
Точки зрения
Гипертермия
Это возможно
Самолечение

…......…………………………...

ИСКАТЕЛИ АЛЬТЕРНАТИВ

…......…………………………...
Развитие энзимологии
…......…………………………...
Энзимотерапия и Макс Вольф
…......…………………………...
А.И.Виртанен
…......…………………………...
Наука и В.Ф.Кох
…......…………………………...
А.С. Самохоцкий
…......…………………………...
Э.Ревич
…......…………………………...
В.И.Говалло
…......…………………………...
Гильберт Линг
…......…………………………...
А.Л.Чижевский
…......…………………………...

ПЕРЕОСМЫСЛЕНИЕ МЕТОДОВ ЛЕЧЕНИЯ

…......…………………………...

ОНКО НОВОСТИ

…......…………………………...

СОЗДАНИЕ НОВЫХ ПРЕПАРАТОВ

…......…………………………...

ДЕНЬГИ МЕНЬГИ

…......…………………………...
Гильберт Линг
Гильберт Линг
(1919)

Профессор, создатель количественных теорий клеточной проницаемости, биоэлектрических потенциалов, окислительного фосфорилирования.

………………………………………………………………………………………………..

Гильберт Нин Линг по происхождению - китаец, родился в 1919 г. в Нанкине, учился в Национальном центральном университете в городе Чунцин Китайской Народной Республики. В 1945 году он выиграл Боксерскую стипендию и уехал продолжать обучение в отдел биологии Чикагского университета, возглавляемый Ральфом Джерардом. Получил высшее образование в США по правительственной программе помощи США Китаю. 1948 году защитил кандидатскую диссертацию. Это стало истоком множества выдающихся гипотез и начинаний. Является автором революционного для своего времени метода - микроэлектродной техники отведения клеточных потенциалов. Большую часть своей научной карьеры возглавлял лабораторию в Пеннсильванском госпитале. Является автором около 200 научных работ (из них 3 - монографии), опубликованных в авторитетных научных журналах. Основатель научного журнала Physiological Chemistry and Physics and Medical NMR. Гильберт Линг работает в США с 1945 года. Ему скоро исполнится 90 лет (в 2009 году), но одно остается неизменным: каждую неделю он ездит из своего дома в Филадельфии в Нью-Йорк, где на Лонг-Айленде находится его офис в здании компании Fonar Corporation, и возвращается домой только на выходные. Вряд ли можно найти у наших современных трудяг такую же целеустремленность и упорство, какую мы видим у этого выдающегося ученого. Еще только начиная работать в Штатах, он уже внес немалый вклад в биологию, особенно в изучение физико-химических аспектов жизненных процессов. Он разработал на основе своей теории ассоциации-индукции, изложенной в этой книге, новую теорию физической основы жизни. Хотя эта идея продолжает считаться радикальной, Линг обладает группой преданных последователей, видящих в нем почти пророка, чьи идеи еще только предстоит правильно понять и признать основной массе научного сообщества. Мало сомнений, что признание его теории все-таки произойдет, и ее элементы неизбежно станут общепринятыми положениями науки или заменят их. Конечно, многие встретили его теорию в штыки, а некоторые стали неистово противостоять ей. Однако время всех рассудит. С 1955 по1959 Линг работает в Балтиморе, в Университет Джонса Хопкинса, но к 1959 вернулся в Чикаго адъюнктом-профессором. Еще через четыре года он занял пост старшего научного сотрудника отдела фундаментальных исследований Психиатрического института Восточной Пенсильвании, а также принял гражданство США. Вскоре он стал директором отдела молекулярной биологии Пенсильванской больницы в Филадельфии, которая с тех пор и стала его домом. Через 27 лет, проведенных на этом посту, после растущей изоляции со стороны руководства он ушел в Fonar Corporation, основанную одним из создателей магнитно-резонансной томографии Реймондом Дамадьяном. Некоторые идеи Линга легли в основу представления об исследовании спинового магнитного резонанса для получения изображения состояния воды в организме. В компании Fonar Corporation, Линг работает и ныне. Линг находится в строю гораздо дольше, чем длится карьера большинства ученых. Но до сих пор многие его достойные работы, в том числе самые ранние, так и не получили заслуженного признания коллег. Первым прорывом было создание им с Ральфом Джерардом микроэлектрода, давшего клеточной физиологии неоценимую возможность измерить разность потенциалов между внутренней и внешней средой клетки, названную трансмембранным потенциалом. Без этого открытия один из его последователей Роберт МакКиннон, получивший в 2003 году Нобелевскую премию, не смог бы открыть ионные каналы клеточных мембран. Говоря о вкладе Линга в науку, многие восторгаются упрямством, с каким он провозглашал свои взгляды на физико-химическую природу цитоплазмы. Даже Френсис Крик свою кандидатскую диссертацию защищал по этому основополагающему аспекту цитологии, но далеко не продвинулся. Однако Гильберт не прекращал отстаивать свои идеи и философию так неистово, что не раз над его головой гремели грозы. У него не оставалось времени на другие концепции — и он был прав в своей сосредоточенности на открытом им направлении исследований. Однако наука двигается вперед не тогда, когда некая из ряда вон выходящая идея вдруг становится новой истиной, а когда достойные теории соединяются с другими теориями, и их слияние проливает свет на ранее неизведанные области, открывая дорогу новым исследованиям. Настоящий прогресс невозможен без консенсуса, и работы Линга должны быть достаточно убедительны, чтобы привлечь больше сторонников. В середине карьеры Линг был полон решимости во что бы то ни стало не отступать от своих взглядов. И, несмотря на сыпавшиеся насмешки, некоторые выдающиеся ученые по достоинству оценили новизну его идей, пусть и с оттенком эклектичности. В 1986 году из Национального института здоровья последовали два схожих своей необычностью комментария, один из которых гласил: «Доктор Гильберт Линг — выдающийся клеточный физиолог и исследователь, известный своим воображением, талантом экспериментатора и невероятной работоспособностью». Обратите внимание, как по-разному характеризуют Гильберта — биохимик, клеточный физиолог и т.д. Фундаментальность его работы требовала междисциплинарного подхода, и Линг, безусловно, стал примером такого подхода — примером, следование которому пошло бы на пользу огромному количеству ученых, которые ныне стремятся ограничить себя весьма узкими, по большей части технологическими областями.
…………………………………………………………………………………………………………………

Взгляды Линга на биологию клетки как будто пришли с другой планеты, они полностью отличаются от того, что написано в учебниках. Однако мы теперь знаем, что взгляд из другого пространства может обнаружить такие вещи, которые непросто разглядеть тем, кто находится на одной с ними планете. Именно в этом огромная заслуга Гильберта Линга. Я впервые встретил его на конференции в Венгрии в середине 1980­х, хотя уже давно был наслышан о его необычных воззрениях. Эта встреча перевернула мою жизнь. Сила его доказательств, логика его аргументов и ощущение полного личного резонанса с его парадигмой подсказывали мне, что он обнаружил новый подход фундаментальной важности. Мои чувства, как мне показалось, разделяли и другие участники той конференции. Новичок в этой области, я не только начал жадно читать его книги и статьи, но и раздал их моим лучшим студентам и сотрудникам, буквально пожиравшим их. Теория Линга, по их общему мнению, как минимум очень близка к истине, что подтверждало мое собственное ощущение. Линг явно приоткрыл завесу над самыми глубинными свойствами клетки, и наша лаборатория начала все увереннее направлять свой взор на эту новую область исследований… Я бы выделил два поразительных отличия теории Линга от общепринятых представлений, ставших, к сожалению, догмами. Первое – тайну фундаментальных физиологических явлений следует искать в цитоплазме, а не только в клеточной мембране. Линг оспаривает, например, существование мембранных насосов, хотя биологи не устают «открывать» все новые и новые их разновидности. Надо серьезно отнестись к его доводам, так как лежащие в их основе доказательства пока не подверглись серьезной критике. Тем временем, сама идея настолько захватывает, что немалое количество студентов, которым я излагал его аргументы, меняло направление своих исследований — настолько они убедительны. Второе отличие – внутриклеточная вода упорядочена. Линг оспаривает общепринятое убеждение, что большая часть воды клетки представляет собой обычную жидкую воду. Но если свойства клеточной воды иные, то среда внутри клетки качественно отличается от устоявшихся представлений о ней. Так, например, в глазах большинства свободная диффузия веществ в клетке является само собой разумеющейся. Однако если вода в клетке упорядоченная, она будет вытеснять вещества из клетки, как лед вытесняет растворенные вещества, концентрируя их в еще не замерзшей части раствора. Я рад заявить, что наши собственные опыты подтвердили теорию Линга, возможно, даже в большей степени, чем он мог ожидать: у гидрофильных поверхностей толщина упорядоченного слоя воды при некоторых условиях может достигать миллионов молекул. Этот факт подтверждает истинность точки зрения Линга и полностью соответствует его теории, тогда как современной биологии клетки трудно объяснить это свойство воды. Способность воды упорядочиваться у гидрофильных поверхностей свидетельствует о том, что взгляды на клеточную воду, десятилетиями гуляющие по учебникам, в корне ошибочны. Я не могу не сказать напоследок о ситуации, сложившейся в науке на сегодняшний день. В современной науке Гильберт Линг — отклонение, аномалия. Исследования в ней раздроблены на небольшие этапы, в соответствии с небольшими дозами финансовых вливаний, которыми они поддерживаются. Лингу больше подходит старая система научной работы, в которой почета удостаиваются ученые, пытающиеся решить крупные вопросы, требующие постоянных усилий на протяжении целой жизни. Проблемы, над которыми работает Линг, и в самом деле большие. Если он прав, то клетка работает совсем не так, как это преподносят в школе и в университетских аудиториях. Многим такой переворот во взглядах покажется немыслимым, ведь весь, или почти весь научный мир пришел к единой точке зрения и смотрит почти с негодованием на тех, кто достаточно дерзок, чтобы идти наперекор подавляющему большинству. Сегодня, как, впрочем, и во все времена, ставить под сомнение «прописные истины» означает рисковать карьерой. В этом смысле Гильберт Линг — герой науки. Ему удается противостоять официальной науке уже больше полувека, и год за годом продолжать твердо отстаивать свои позиции и даже укреплять их.

Джеральд Поллак,
профессор Отдела биотехнологии,
Университет штата Вашингтон,
Сиэтл, США.

Rambler's Top100 Яндекс цитирования Geo Visitors Map