Статистика
Главная
Медицина
Школа Болотова
Поиск решения
Точки зрения
Гипертермия
Это возможно
Самолечение

…......…………………………...

ПРЕДИСЛОВИЕ К РАЗДЕЛУ

…......…………………………...

БОЛОТОВ Б.В.

…......…………………………...

ГОРЯЕВ П.П.

…......…………………………...

ДАВИДЯН Д.Б. и
САРКИСЯН Д.С.


…......…………………………...

КУТУШОВ М.В.

…......…………………………...

РЕВИЧ. Э.

…......…………………………...

ХАМЕР Р.Г.

…......…………………………...
Эммануэль Ревич
Теория и факты


Эммануэль Ревич
Доктор медицины, Институт прикладной биологии в Бруклине, Нью-Йорк.

…………………………………………………………………………………………………………………………


Такие патологические состояния, как рак, проблемы, связанные с ним, вызывают постоянно растущий интерес со стороны медицинских дисциплин, а также немедицинских областей науки.Одним из самых насущных направлений сегодняшней синтетической химии является поиск новых соединений, которые могут оказаться эффективными в борьбе против рака. Физическая химия пытается дать новые объяснения разнообразию процессов, происходящих при раке. Даже математики, предожившие недавно интересное применение квантовой теории к концерогенезу, нашли свое место для исследований в этой области. С быстрым развитием физических наук у ученого медика появилась надежда на получение существенной помощи в разрешении трудного задания, стоящего перед ним. Он также стремится использовать прогресс в результатах и методологии иных дисциплин еще по одной причине для преобразования медицины и исследований в области рака, в частности, из эмпирической науки в позитивную. Как можно более широкое применение в медицинских исследованиях других наук привело к появлению новых методов исследования, дающих интересную информацию. Тем не менее, многие из подобных применений были испытаны, главным образом, потому, что просто оказались в распоряжении ученого, а не по причине того, что представляли недостающее звено в цепи его рассуждений. Итог нельзя назвать продуктивным. Медицинское знание оказалось недостаточно развитым, чтобы успешно применить лавину новой высоко специализированной информации, предложенной исследовательскими дисциплинами. Теоретические основы общего медицинского знания и о раке, в частности, до сих пор не достигли уровня, позволяющего устанавливать связь и интегрировать новые данные. В значительной мере основные концепции и патогенетические проблемы до сих пор даже не сформулированы. Например, когда ученый медик пытается трансформировать новые данные в эффективную методику лечения, он терпит фиаско. Подобная неудача делает очевидной необходимость получения нами патофизиологических основ знания, прежде чем сможем извлечь пользу из имеющихся отдельных данных. Между тем, естественное развитие исследований в области рака стало задерживаться вследствие отклонения от их логического курса. В то время как тысячи ученых, располагающих почти неограниченными фондами, применяют самые современные методы для получения детальной информации, едва ли предпринимаются попытки решения основных проблем, хотя исследователь вобласти рака обречен постоянно осознавать нехватку фундаментальных знаний. Если мы захотим проанализировать указанную ненормальную ситуацию глубже, то найдем свидетельства того, что в основе проблемы лежит также нарушение адекватности связи между двумя факторами, отвечающими за прогресс исследований идеями и экспериментом. Так экспериментальный подход обеспечивает получение точной информации относительно определенного феномена при заданных условиях. В то же время аналитический метод пытается исследовать реальность путем распознавания правильного местонахождения частей целого, учитывая, что части уже идентифицированы как таковые в результате проведенного эксперимента. С другой стороны, концептуальный метод не только дает намек на то, что из себя в действительности представляет завершенное целое, но также пытается предугадать свойства и взаимосвязь составляющих его компонентов. Обращение аналитического метода с высокоспецифичным и сложным субъектом нельзя признать адекватным и самодостаточным. Например, в атомной физике результаты экспериментов выражаются в числах, дающих значения в определенном измеренным физическом количестве. Для завершения анализа мы должны одновременно определить числовые значения, давая характеристику материальным единицам, объектам эксперимента. Это настолько же неуместно, как и определение канонических координат, если прибегнуть к принципам неопределенности Гейзенберга. В современных условиях, учитывая определенный недостаток экспериментальных данных, именно теория должна их восполнить, объяснив неясное. В других областях ксперимент до сих пор представляет лишь некоторые исчисляемые величины, представляющие ряд физических объектов. Если бы мы смогли измерить все объекты, то смогли бы аналитически реконструировать физическую реальность полностью. Однако, в случаях, когда ряд объектов не могут быть одновременно определены, такая прямая реконструкция невозможна и эксперименты представляют непрямой подход к тому, что мы рассматриваем как "реальность". Если для таких высокопозитивных дисциплин, как физические науки, неадекватность аналитического подхода сама по себе очевидна, то еще в большей мере это касается биологии. По признанию Boer и других, условия неопределенности, возможно, в биологии значительно более выражены, чем в физике. Поскольку известно, что эксперименты в биологии приносят лишь фрагментарные и несвязанные результаты, неудивительно, что совершенно очевидна необходимость в этой области синтетического теоретического метода. В медицине, использующей биологию, нужда в концептуальном подходе еще сильнее. Не подлежит сомнению, что самостоятельное использование указанного подхода в прошлом обнаружило присущую ему слабость. В развитии медицины был период, когда из-за скудости и ненадежности имевшихся данных и большой нужды в выборе хоть какого-то направления разработчик прибегал в значительной мере к силе воображения, заменяя им почти полностью прочие формы исследований. Большей частью в ответ на значительную долю распространенных ранее "предположений" признание в медицине получил экспериментальный подход. Claude Bernard, почти в одиночку, много сделал, чтобы эксперимент играл заслуженную им роль. Тем не менее, в последующие десятилетия связь теории и эксперимента все более нарушалась. Неуемное возвышение роли эксперимента, ошибочный взгляд, согласно которому голые факты составляют цель исследования, создали совершенно несбалансированный подход. Почти все получаемые данные исследований признавались интересными по существу, а добывание их стало единственной целью многих работ. В сегодняшних научных трудах экспериментальные данные должны сообщаться как таковые, любые намеки на их теоретическое толкование признается нежелательным. Целые поколения ученых воспитывались в вере в сущностную самоценность эксперимента. По мере того, как они применяли эти взгляды в биологических исследованиях, безгранично широко и идеологически неоправданно использовали новые методы, взятые из иных дисциплин, мы получали все больше данных и все меньше идей. Сегодня, к большому своему удивлению, некоторые ученые начинают, наконец, осознавать, что сами по себе данные не продуцируют идей и что прогресс науки без теории невозможен. Идеи и эксперимент представляют неразрывные части всех научных исследований. Прогресс возможен при достижении равновесия между ними. Необходимо понять, что экспериментальная работа призвана направлять наше мышление, помогать построению новых концепций и доказывать их точность в соответствии с реальностью. Теоретические концепции не должны представлять собой всего лишь "предположения". Они должны приниматься лишь в результате их подтверждения через эксперимент. Эксперимент - это необходимое звено между умственной концепцией и реальностью. Любую нерешенную фундаментальную биологическую проблему следует рассматривать, добиваясь необходимого равновесия между концептуальными взглядами и экспериментом.
Чрезмерное внимание к эксперименту в биологической науке, его применение даже взамен идей, привело с недавних пор к массовым попыткам решать проблему лечения рака путем бездумного скрининга химических агентов. В этом случае эмпиризм достиг своей кульминации. После проведения тестирования десятков тысяч агентов, многие исследователи начинают осознавать никчемность полученных результатов для дела борьбы против рака человека, что, казалось бы, обещавшие эффективность агенты, проявляли таковую лишь в условиях эксперимента на животных. Огромный размах проведенных подобных работ, крах беспорядочного скрининга и возведенного в абсолют принципа эмпиризма привели к осознанию необходимости поиска иных путей решения проблемы лечения рака. Вслед за этим шагом должно последовать непредвзятое осознание того этапа борьбы против рака, на котором мы пребываем. Все больше исследователей, оценивая свои результаты, следуют в сообщениях к коллегам и обществу спокойному тону, к которому всего несколько лет тому назад мало кто прибегал.

Современное состояние проблем рака

Хирургическое лечение может рассматриваться как достигшее к настоящему времени почти максимума своей эффективности. Благодаря прогрессу оперативной техники и совершенствованию дооперационного и послеоперационного ухода, сегодняшняя хирургия представляется ультрарадикальной. Склонность рака распространяться далеко от места его возникновения сделала хирургическое лечение во многих случаях незаменимым, если ставится цель уничтожения всех злокачественных клеток. Тем не менее, ультрарадикальная хирургия не достаточно увеличила процент излеченных, чтобы оправдать ужасные увечья, особенно при вовлечении лица. За немногими исключениями, хирургическая операция не избавляет пациента от смерти из-за рака, рано или поздно. Так называемый показатель пятилетнего излечения представляет, по меньшей мере, нереалистическую оценку. Многие авторы считают, что даже частота пятилетней выживаемости не улучшается хирургической операцией и что судьба, переживших пятилетний срок после операции, за малым исключением, трагична. Большая часть "излечившихся" от рака умирает от него же.
Другие недавно вскрытые факты увеличили скептицизм относительно ценности хирургии при раке. Полицентрическое возникновение рака, особенно в случаях, когда поражения отдалены друг от друга, например, при злокачественной меланоме, значительно уменьшают ценность хирургии как средства уничтожения всех раковых клеток. Так было выяснено, что оперировать лимфому бессмысленно. Более того, сейчас известно, что раковые клетки присутствуют в циркулирующей крови. Было обнаружено, что хирургические манипуляции вызывают отток этих клеток в кровь даже из относительно малых первичных опухолей. В виду приведенных фактов, рак нельзя признать состоянием, для которого хирургия представляет главную надежду. Хирургия представляет лишь cредство достижения цели, которое применяют из-за отсутствия альтернативы. Возможно, в будущем она будет востребована в лечении рака для коррекции механических осложнений, таких как кишечная или иная обструкция. К сожалению, облучение не многим более успешно при оценке отдаленных результатов. Чтобы излечить рак, необходимо, чтобы излучение разрушило все раковые клетки, имеющиеся в организме, причинила минимальный ущерб нормальной ткани. Оказалось, что подобная селективность действия недостижима. Причина этого, возможно, кроется в природе радиационных эффектов. Исследование биологических эффектов облучения, которые будут представлены в данной монографии дальше, показало, что важным аспектом действия радиации является индукция изменений в определенных составляющих организма, главным образом в жирных кислотах. Эти изменения в основном ответственны за благотворные эффекты облучения, однако, в такой же мере, и за нежелательные. Ограниченная способность облучения воздействовать на раковый процесс коренится в природе указанных выше изменений и делает сомнительным качественное улучшение эффективности радиационной методики за счет улучшения самого метода. Достигнутые сегодня результаты свидетельствуют в пользу этого пессимистического прогноза. Недавний опыт применения экстремально высоковольтажного излучения с использованием радиоактивного кобальта и других радиоактивных частиц не позволил достичь значительно лучших результатов, по сравнению с теми, что были получены с менее современными формами радиации двадцать лет тому назад, за исключением сокращения некоторых ближайших вредоносных эффектов со стороны кожи, а также системных. Теперь же, как и раньше, за немногими исключениями, выгоды от применения облучения остаются не более чем временными. Долговременные позитивные эффекты до сих пор отмечаются лишь по отношению к немногим радиочувствительным опухолям. Что касается изотопов, на которые ученые возлагали большие надежды и потратили миллионы долларов, то результаты также оказались неутешительными. Из тысяч случаев рака разного вида, в лечении которых испробованы изотопы, податливыми оказались только очень небольшое число раков щитовидной железы. Облучение, в не меньшей мере, чем хирургия, не представляет достойного решения проблемы рака не только из-за того, что его преследуют практические неудачи, но вследствие внутренне присущей ему качественной неадекватности. Учитывая неспособность решить проблему посредством использования хирургии и облучения, ученые обратились к другим направлениям исследований. Существование ряда случаев спонтанной ремиссии привело многих исследователей к надежде, что решить проблему рака можно с помощью соответствующих иммунологических методик. К сожалению, уровень знаний в этой области слишком низок, поэтому значительный успех и не был еще достигнут. Плодотворным обещает быть подход, основывающийся на получении достаточных знаний о комплексных иммунологических процессах, предшествующих раку. Огромный объем исследований в области рака проведен в последние годы в направлении химиотерапии. Получены данные о том, что многие агенты и группы агентов обнаружили способность влиять на эволюцию рака. Тем не менее, каждый из них имеет ограниченное использование. Результаты лечения отличаются противоречивостью. Даже в случаях, казалось бы, податливых лечению опухолей результаты у разных индивидуумов получены и плохие и хорошие, варьируя даже у одного пациента в разное время. Невозможность объяснить и поправить эти вариации обескуражили многих ученых. Хотя становится очевидным, что источник указанных вариаций кроется в самих пациентах, исследователи стремятся решить эту проблему, проводя поиск агентов, способных действовать независимо от каких-либо межиндивидуальных различий. Принимая во внимание безнадежность этого подхода, многие исследователи сегодня используют методику скрининга, уже упоминавшуюся и служившую последним средством. Следуя указанному подходу, они отказались от научной концепции, согласно которой основой испытания действенности агента в процессе лечения должна служить фармакодинамическая активность. А это уже исключительно эмпирический подход. В настоящее время все соответствующие химические вещества, а также многие другие, которые будут с этой целью специально синтезированы, должны подвергнуться невыборочному скринингу относительно их действенности на опухоли животных. Единственным основанием проведения подобного тестирования должна служить доступность этих веществ. Мы не будем здесь останавливаться на предположении о том, что в решении проблемы рака более привлекательна традиционная методика, чем сила воображения мозга. К настоящему времени, как и ожидалось большинством критически настроенных исследователей, результаты этого скрининга оказались бесполезными. Проведя тестирование десятков тысяч веществ, исследователи вынуждены признать, что самому подходу свойственен фундаментальный порок. Опыт показал, что агент может быть чудесным образом эффективен по отношению одной опухоли и в то же время совершенно неактивен по отношению к другим. Из десятков тысяч протестированных агентов, менее сотни оказывают действие на опухоли животных. Ни один из них, как оказалось, не имеет значительной ценности при использовании у людей. Указанные выше результаты еще раз подчеркнули важность факторов, не относящихся к самому агенту. В основе различий, существующих между разными опухолями, лежит один фактор. Другие факторы представлены межвидовыми различиями, внутривидовыми межиндивидуальными различиями, между источниками опухолей, между спонтанными и пересажеными опухолями и, даже, внутрииндивидуальными вариациями в разное время. Сталкиваясь с указанной ситуацией, некоторые авторы приходили к выводу, что для того, чтобы справиться с большим разнообразием болезней, должно быть разработано не одно, а, по меньшей мере, сотни разных методов лечения. Осознавая эти обстоятельства, нам казалось, что более реалистичным и логичным подходом была бы попытка понять природу существующих различий и на этой основе предпринять шаги к повышению адекватности лечения. Именно этому подходу мы и следовали в нашей работе.
Мы изучали проблему рака последние тридцать лет с совершенно других позиций, чем это делали другие исследователи. Акцент был сделан на патофизиологическом аспекте рака, на основных изменениях, происходящих у разных пациентов. Главной целью было уяснение роли указанных изменений в податливости рака лечению. Подобный подход, основанный на патофизиологическом аспекте рака, стал возможным благодаря применению более широкого взгляда на природу болезни.
Указанный подход основан на ряде новых концепций. Они касаются,
1) Роли организации в патогенезе этих состояний.
2) Дуалистической систематизации проявлений, связанных с нарушенной и нормальной физиологией.
3) Преобладающим влиянием таких составляющих, как липоиды и химиические элементы, в индукции противоположных проявлений.
4) Возможности интегрировать происходящие процессы в систему механизма защиты против вредного влияния, причиняемого окружающей средой.
Mногие общие и частные патофизиологические проблемы, некоторые из которых касаются рака и иных болезней, анализируются в этих аспектах. Использование указанного подхода к лечению проистекает из логики его развития. Необходимость разработки индивидуализированного лечения была обусловлена осознанием влияния разнообразных патогенетических факторов, изменяющихся не только от субъекта к субъекту, но даже у одного и того же субъекта в связи с развитием болезни. В противоположность тенденции, используемой для преодоления межиндивидуальных различий при проведении стандартного лечения, "управляемое лечение" использует знание о происходящих разных патогенетических процессах для их коррекции. Возникла необходимость в высокой степени пластичности применяемого лечения. Как часть этого подхода к лечению выступает необходимость получения более полных сведений о существующих различиях и их интерпретации касательно патогенеза болезни. Поэтому первую задачу составил поиск адекватных аналитических тестов. Задаче проведения анализа состояния "день за днем" отвечает выбор относительно простых и надежных методик. Предложенная ими информация была использована для определения природы агентов, способных с определенной специфичностью, корригировать встречающиеся патологические состояния. Эти две части, распознавание имеющегося состояния и адекватные агенты, конкретизируют указанный подход. Эти соображения также объясняют, почему недавно разработанное "управляемое лечение" не может быть осмыслено и верно применено без достаточных знаний основ его патофизиологии и фармакологии. Идентичные соображения вынудили нас представить исследование указанного подхода в одном разделе, а не фрагментарно. Лучше всего для достижения этой цели подходит формат монографии. Чтобы еще более улучшить связность представления материала мы изъяли из основного текста большую часть экспериментальных и технических данных, перенеся их в конец текста в виде заметок.

Рак как организованное состояние


Согласно наиболее признанной сегодня концепции, рак рассматривается как результат ненормальных изменений внутри клеток. Хотя считается, что эта болезнь может иметь разное происхождение, в качестве объекта патологии рассматривается клетка. Основу нарушения, возможно, представляет группа специфических изменений в клетках. Сегодня преобладает взгляд, согласно которому различия между опухолями связаны с множеством вторичных характеристик, имеющихся в больных клетках вместе с первичным специфическим нарушением. Сложные клинические проявления рака также объясняются через связь между раковыми клетками, как патогенными объектами, и целым организмом. Клиническая оценка обеспечивает диагностику - от местного безобидного процесса до анатомически масштабного распространения раковых клеток, исходящих из места зарождения. Патологические метаболические изменения, наблюдаемые в организме, возможно, являются следствием влияния, оказываемого функциональными нарушениями, свойственными раковым клеткам. В узком смысле, рак расценивается как результат нарушения единственной специфической функции - роста. В качественном и количественном аспектах, ненормальный рост считается главным фактором в патогенезе болезни. В противоположность указанному классическому взгляду, наши исследования позволили рассматривать рак не как нарушение, ограниченное одной лишь клеткой. Как мы увидели, организм является сложной иерархической организацией разных биологических объектов. Мы исследовали отношение рака к указанной сложной организации. Можно ли лучше понять проявления и эволюцию рака благодаря применению систематизации, в соответствии с иерархической организацией организма? Могут ли, и проявления, и эволюция, быть связаны не только с клеточным нарушением, но, скорее, с прогрессивным участие в болезни разных иерархических уровней организма? Мы установили, что подобное участие не удается определенно проанализировать при запущенном раковом процессе, когда уже имеются много разнообразных проявлений этой болезни. Также только начинающиеся случаи со скудными клиническими проявлениями, не идеальны для такой цели. Ясно увидеть связь последовательно появляющихся проявлений в процессе эволюции рака с участвующим уровнем иерархической организации можно только, проследив за этим. Установление вовлеченного уровня на каждом этапе развития рака значительно облегчалось, если концептуально разделить клиническую эволюцию болезни на ряд последовательных фаз и идентифицировать изменения, которые характеризуют переход из одной фазы в следующую. Мы условились называть указанные фазы предраковой, инвазивной, болевой, претерминальной и терминальной. Здесь мы коротко опишем их и их основные признаки.

Предраковая фаза

В этой фазе болезнь клинически неопределима. Хотя указанная фаза признаётся патогенной при экспериментальном канцерогенезе, а ее характерные изменения также установлены у человека. Морфологические изменения нарушения размера и формы могут наблюдаться в хромосомах. Указанные изменения, связанные с раком, у человека не распознаются, если отсутствует множество центров озлокачествления (как, например, в желудке). Подобные хромосомные нарушения могут рассматриваться в качестве предраковых поражений, поскольку экспериментальный канцерогенез указывает на то, что указанные изменения предшествуют появлению раковых клеток. В аспекте иерархической организации предраковая фаза характеризуется ограниченным вовлечением субъядерных уровней

Неинвазивная фаза

В неинвазивной фазе, также известной как "cancer-in-situ," присутствуют измененные интраэпителиальные клетки. Нарушение включает два изменения. Одно, морфологическое, поражает ядро, другое - окружение клеток в эпителии. Патологические изменения в ядре в эту фазу широко изучены методом эксфолиативной цитологии. Патология в эту фазу полностью ограничена ядром. Клетки продолжают обладать почти нормально дифференцированной цитоплазмой, что явилось основанием для обозначения этой фазы как "рака дифференцированных клеток". Кроме изменений в ядре, в эту фазу гистологически отмечается беспорядочное размещение клеток, совершенно отличающееся от нормальной картины упорядоченного расположения, являющегося одним из основных признаков эпителия. Поскольку правильное строение эпителия предполагает биполярность образующих его клеток, нарушенное их расположение в указанную фазу рака можно описать как утрату клеточной биполярности. Cancer-in-situ, в аспекте иерархической организации, вовлекает ядерный уровень, а неинвазивность, характерная для указанной фазы, персистирует столь долго, сколько "раковое" нарушение остается ограниченным этим уровнем, то есть, пока цитоплазма клеток остается явно непораженной.

Инвазивная фаза

Эта фаза характеризуется изменением процесса пролиферации клеток и проникновением в соседние ткани. К беспорядочным изменениям, отмеченным в неинвазивную фазу, теперь добавляется чрезмерный рост. Подобное изменение неинвазивной фазы в направлении инвазивной можно объяснить единственным дополнением - новым фактором патологического роста. Как мы увидим далее, инвазивные клетки будут персистировать лишь в случае сопутствующей потери защитного механизма тканями, в отношении которых происходит инвазия. Изучение инвазивных клеток выявило, что в указанную фазу нарушение уже не ограничено ядром, в него вовлечена и цитоплазма. Эксфолиативная цитология показала наличие измененной быстро дезинтегрирующейся цитоплазмы и служила важным диагностическим критерием. С точки зрения организации, можно сказать, что с участием цитоплазмы болезнь прогрессирует от ядерного уровня к клеточному.

Фаза боли

Боль является главным клиническим проявлением, характеризующим следующую фазу болезни. Как мы объясним далее, боль происходит от изменений в pH межклеточной жидкости, которая омывает чувствительные нервные окончания. Здесь же мы можем заметить, что биохимические изменения уже происходят вне клеток и с участием интерстициальных образований, болезнь прогрессирует к тканевому уровню.

Предтерминальная и терминальная фаза

В следующей фазе, претерминальной, биохимические изменения воздействуют на функцию разных органов, которые могут содержать, или нет, в себе раковые клетки. В то время как некоторые изменения функции можно аблюдать и перед этой претерминальной фазой, сейчас, отмечается явная патология. В то время как инвазия органа раковой массой является фактором, ускоряющим функциональные изменения, инвазия не является обязательной. Патологические биохимические изменения, ведущие к серьезным функциональным нарушениям, наблюдаются в органах, полностью освободившихся от опухолевых масс. С дальнейшим развитием рака, метаболические функции, являющиеся системно важными, становятся патологическими. Далее мы детально проанализируем указанные изменения, которые глубоко воздействуют на весь организм. Здесь же мы просто хотим отметить, что с указанными изменениями рак переходит от клинически претерминальной к терминальной фазе. Васпекте систематизации, рак далее прогрессирует клинически организованным образом от относительно безвредного ядерного неинвазивного cancer-in-situ к летальной системной болезни, при этом прогресс обозначается последовательным участием разных иерархических уровней организации. Tаблица № 1 суммирует выше описанное.

Таблица № 1

Организационный уровень фаза Патофизиологические изменения Клиническая фаза
Субъядерный Генные и хромосомные аномалии Предраковая
Ядерный рак Ядерные аномалии и атипичная Неинвазивный рак
Клеточный Клеточная организация атипичный рост Инвазивный рак
Тканевой Местные изменения рН Болезненный рак
Органный Органные метаболические изменен Претерминальный рак
Системный рак Системные метаболические изменения Терминальный рак

Путем экстраполяции может быть смоделировано подобное прогрессивное участие иерархических объектов, представляющих уровни, расположенные ниже таковых, распознаваемых морфологически. Это нам позволит, в качестве рабочей гипотезы, спроецировать патогенез рака к по отношению к нуклеопротеинам или, ниже по шкале, к нарушениям в гистонах или щелочных аминокислотах.
Указанная концепция – прогрессивного участия последовательных иерархических уровней при раке резко контрастирует с общепринятым современным взглядом, согласно которому весь вред нарушения относят на счет самих раковых клеток. Классическая концепция привела к преобладанию нынешнего подхода, формулируемого, как "все или ничего", при котором попытки лечения направлены на раковые клетки, в качестве единственного средства контроля болезни на любом этапе ее эволюции. Согласно нашей иерархической концепции, лечебные возможности могут быть расширены и за пределы раковых клеток. Указанные соображения поднимают вопрос относительного значения многих изменений, имеющих место при раке. Субъядерные и ядерные изменения имеют сравнительно небольшую ценность, поскольку не отмечается прогресса болезни вне указанных уровней. Подтверждением этому может служить большое число случаев, при которых клетки поражения cancer-in-situ отмечаются в органе, в котором клинически рак еще не определяется. Согласно нашей концепции, изменения, происходящие на уровне, выше ядерного, являются критическими в эволюции этой болезни, и, в качестве таковых, представляют важные патогенные факторы. С другой стороны, как мы увидим далее, изменения на более высоких уровнях, идентичные тем, что встречаются при раке, могут встречаться и независимо от него и без последовательности изменений на низших уровнях. И только когда изменения на высших уровнях появятся в нужной последовательности, воздействуя на патологические объекты низших уровней, появляется клинический рак, неотвратимо движущийся от неинвазивного cancer-in-situ к терминальной фазе. Указанная концепция также фокусирует внимание скорее на всех изменениях, происходящих на разных иерархических уровнях организации, а не на тех, что свойственны лишь клетке. Это подчеркивает важность относительной независимости, существующей между разными иерархическими уровнями. Эта независимость управляет их участием в таком сложном состоянии, каким является рак. С точки зрения лечения, поэтому, кажется логичным предположить, что, если прогрессивное участие последовательных уровней может быть прервано, то многие, если не все, вредные проявления рака и его течение могут быть корригированы благоприятным образом. В виду выше изложенного, важно, первое, получить больше информации о проявлениях рака, которые присоединяются при приобретении болезнью иерархически прогрессивного течения, и о механизмах, связанных с указанными проявлениями.

Источник: Материалы из книги – Уильям Келли Эйдем
© КРОН-ПРЕСС, 1998 52Р(03) - 98 © Перевод, М. Луппо, 1998


Rambler's Top100 Яндекс цитирования Geo Visitors Map